Нива — идиограмма плодородия 5 глава

Известны разные методы изгнания и изведения мышей и идолы от их. Для избавления от мышей обходили вокруг дома с освященной пасхальной пищей, разбрасывали скорлупки пасхальных яиц по углам дома. Чтоб мыши не наносили вреда в хозяйстве, на Рождество воспрещалось вынимать одежку из сундуков. В течение всего святочного периода называли мышей не по Нива — идиограмма плодородия 5 глава другому как «панночками», а в неких местах вообщем никогда не упоминали о их за пищей.

Чтоб мыши не поели зерна, снопы с поля начинали свозить в овин в тот денек недели, на который пришелся в этом году праздничек Благовещения. Считали, что везти снопы нужно поздно вечерком либо ночкой, когда Нива — идиограмма плодородия 5 глава все дремлют, при этом так, чтоб не повстречаться по пути с дамой. По дороге через спицы колес тележки кидали камешки. Снопы с первого воза ставил в овине раздевшийся догола мужик. Для мышей опрокидывали набок 1-ый сгруженный с воза сноп либо оставляли им зерна на деньке тележки. От мышей помещали Нива — идиограмма плодородия 5 глава в овине палку, при помощи которой ранее удалось разнять ужа и гадюку. В неких местах под снопы стелили ольховые ветки, а на дно сусеков клали ветки бузины. У южных славян идолам от мышей посвящены особые «мышьи дни».

Судя по поверьям и народным приметам, существует определенная связь меж Нива — идиограмма плодородия 5 глава мышами и зубами человека. Считается, к примеру, что если мыши поедят неубранные остатки ужина, то у владельца будут болеть зубы. От зубной боли едят хлеб либо сыр, объеденный мышами. 1-ый выпавший у малыша молочный зуб кидали за печь со словами: «Мышка, мышка, на для тебя репный зубок, а дай мне костяной Нива — идиограмма плодородия 5 глава», «Мышка, мышка поиграй и отдай». Всераспространены методы исцеления грыжи при помощи мыши: пускают мышь «на грыжу», чтоб укусила, либо прокалывают мышь, продевают через нее нить либо шнурок и подпоясывают им хворого.

Ласка

Ласка в древнеславянской мифологии ассоциируется с эротической символикой и хтоническим началом. В славянских диалектах есть Нива — идиограмма плодородия 5 глава общие наименования для ласки, куницы, горностая, белки, барсука. Ласка, куница, лисица и белка представлены в качестве 1-го и такого же персонажа в разных вариантах сказочного сюжета об ожившей шкурке животного. Всех этих животных роднит целый ряд общих мифологических черт. Хтоническая природа в той либо другой степени находится практически у всех Нива — идиограмма плодородия 5 глава этих животных. К примеру, у горностая в фольклорных текстах: «Как водою он прогуливался да рыбой-щукою, / По поднебесью летал да ясным орлом, / По подземелью прогуливался белоснежным горностаем». Клады «выходят» из земли в виде белоснежных зайцев, горностаев, кошек и т. п. Указать местопребывание клада может ласка, если нежно к ней обратиться. В Нива — идиограмма плодородия 5 глава белорусских и украинских песнях известен архаический мотив Мирового Древа: горностай, бобры либо соболи обитают у корней райского дерева; в российских песнях этому соответствует стоящее на горе дерево (кипарис), которое «кунами обросло, соболями расцвело».

В народных поверьях находится глубочайшее родство ласки с гадами, что проявляется, а именно, в общих Нива — идиограмма плодородия 5 глава заглавиях для ласки и змеи, червяка, мыши. Подобно змее, ласка считается ядовитой. В различных вариантах былички в одной и той же роли выступают ласка, ящерица либо уж: они отравляют питье людям, унесшим их детенышей, но когда находят их на прежнем месте, опрокидывают сосуд с питьем. Как уж, лягушка Нива — идиограмма плодородия 5 глава (и колдунья), ласка способна отбирать молоко у скотин, а пробегая под коровой, портить его, отчего в нем возникает кровь. У ласки и схожих ей животных находится родство с птицей, что определяется глубочайшим мифологическим родством хтонических животных и птиц. Так, ласка может называться «ласточкой», отождествляться с ней либо представляться Нива — идиограмма плодородия 5 глава в виде зверя с крыльями. Наименования ласки и ласточки родственны по происхождению. Им обеим характерна женская символика, и обе они покровительствуют скоту, но могут явиться предпосылкой возникновения молока с кровью и т. д. Известны схожие песенные тексты о парящем и роняющем перья горностае либо бобре.

Ласке присущи также и Нива — идиограмма плодородия 5 глава функции домового (пореже выставленные у кошки, белки, лягушки, червяка). У южных славян считается, что убийство ласки (как и домовой змеи) повлечет за собой погибель кого-то из домашних либо возлюбленной скотины. По словацкому поверью, в ласке воплощена душа хозяйки дома, подобно тому, как в виде змеи стает душа владельца дома. Всераспространено Нива — идиограмма плодородия 5 глава представление о ласке как охранительнице дома (и скота). В неких местах ее именуют «домовиком», считают, что она живет в каждом доме, в земле под домом, в подполье, под порогом конюшни, в хлеву (т. е. в местах обитания домовых духов). Как и домового, ласку можно узреть, войдя в хлев Нива — идиограмма плодородия 5 глава со свечой в Страстной четверг, и по расцветке ее шерсти найти, какой масти следует держать скотину. Присутствие ласки в хлеву содействует размножению скота, при этом той же масти, что и ласка. Любая скотина имеет свою ласку-покровительницу той же масти. Считается, что прямо за убитой лаской умрет и скотина Нива — идиограмма плодородия 5 глава одной с ней масти. Сходства меж лаской и домовым проявляется и в том, что они ночами истязают скотину, заезжают жеребцов (так, что днем жеребцы оказываются в пене), заплетают им гриву в косу. Домовой ночами может также заплетать косы дамам и бороды косичкой старикам, а ласка ночкой погрызть дамам Нива — идиограмма плодородия 5 глава волосы, а мужикам усы.

У южных славян образ ласки связан с прядением и ткачеством: в легендах в ласку обращена невестка, окаянная свекровью за то, что ленилась прясть либо, напротив, не считая прядения, ничем не желала заниматься; в качестве идола от ласки выносят во двор и кладут у ее норы прялку Нива — идиограмма плодородия 5 глава с веретеном. В белорусской детской песенке ласка гласит, что она занималась тканьем у Бога. У гуцулов ей посвящается денек св. Екатерины (7 декабря), покровительницы прях и браков. У российских же роль пряхи и ткачихи в особенности ярко представлена у «горностайки» — персонажа сказов об ивановских ткачах. Горностайка шьет лапками в снегу серебряную стежку Нива — идиограмма плодородия 5 глава. Мальчик-ткач помогает ей распутать серебряную снежную пряжу, перепутанную метелью, за что получает от нее магическую пряжу, благодаря которой ткацкий станок работает сам собой. Сдирая с себя серебряный пух, она прядет из него нервущуюся нить и, бегая взад-вперед как челнок, прядет серебряную пряжу. Мотки и копны Нива — идиограмма плодородия 5 глава пряжи, которые в лесу во время метели горностайка сматывает из собственного серебряного волоса, оказываются позже сугробами снега. С мотивами ткачества в разных традициях связаны также куница, выдра, белка и др. Так, известны свадебные песни о кунице, скачущей по ткацкому стану либо играющей с соболями на ткущемся полотне. В загадках челнок загадывается Нива — идиограмма плодородия 5 глава как летающий барсук, за которым тянется кишка, либо как скачущая в воде выдра, за которой свертывается озеро.

У этой группы животных ясно выявляется любовно-брачная и эротическая символика. Одни из их выступают как дамские, другие — как мужские персонажи. У южных славян всераспространены наименования ласки, связанные с наименованиями жены либо Нива — идиограмма плодородия 5 глава молодухи. Чтоб умилостивить ласку, к ней обращаются как к девице с обещанием выдать ее замуж. У западных украинцев жену в свадебных песнях тоже время от времени именуют «ласицей».

У южных славян ласка употребляется в любовной магии: чтоб супруг обожал супругу, она рассекает напополам пойманную ласку и Нива — идиограмма плодородия 5 глава принуждает супруга пройти меж частями ее тушки. Любовно-эротическая символика горностая и куницы ясно видна в разных вариантах сказочного сюжета «Ночные видения»: по спящим супругу и супруге «бегаить гарнастайка, да прамежда их ласкаитца», «гарнастай бегаить, да пализываить яго и жонку»; кунка «перескакивает с супруга на супругу, с супруги на Нива — идиограмма плодородия 5 глава мужа». Показательны тут и диалектные наименования дамских гениталий: «куна», «куница», «соболетка», «горностай», «ласица». В фольклорных текстах с ними отождествляется и выдра. Белка, увиденная во сне, предсказывает мужчине знакомство с кокеткой либо свадьбу, преследование белки — разорение из-за увлечения дамой непонятного поведения, а созидать во сне белок, грызущих орешки на деревьях, означает «попасться Нива — идиограмма плодородия 5 глава в дамское общество, преисправно колорированное характеристикою камелийною».

Общим элементом, связывающим два автономных комплекса представлений — женскую брачноэротическую символику и роль покровителя дома и скота, — является функция плетения, которая в качестве дамского занятия (прядения и тканья) соединяет воединыжды ласку — жену с рядом дамских прядущих созданий, в том числе с домашними Нива — идиограмма плодородия 5 глава духами и русалкой, как плетение конских грив — роднит домовую ласку и с образом домового, и с женскими духами (русалками и т. п.). В последней собственной функции образ полесской ласки-домовика можно рассматривать как связывающее звено меж западно- и южно-славянскими женскими демонологическими персонажами (зморой, богинками и вилами Нива — идиограмма плодородия 5 глава) и восточно-славянским мужским образом домового. Не считая того, в обоих комплексах представлений находятся любовно-брачные мотивы, которые, с одной стороны, характерны южнославянскому виду Ласки-невесты и аналогичным образам других пушных животных (в особенности куницы) в восточнославянском фольклоре, а с другой — охарактеризовывают также отношение ласки к скоту («любовь» к скотине Нива — идиограмма плодородия 5 глава одной с ней масти) в восточнославянской традиции. Эротическая символика проявляется и в неких ткачес-ких представлениях, связанных с пушными животными.

Насекомые

Насекомые — хтонические существа, воспринимаемые как нечисть (не считая пчелы и божьей коровки) и потому подвергаемые ритуальному изгнанию. Для насекомых свойственна символическая соотнесенность со скотом. В символике муравьев, блох, вшей, клопов Нива — идиограмма плодородия 5 глава, мух, пчел существенную роль играет признак множественности.

С гадами насекомых роднит дьявольская природа (бес сотворил мух, ос, шершней, шмелей), ядовитость (бабочки, пауки, медведки и др.), внедрение в ритуалах вызывания дождика (вши, блохи, пауки, медведки, муравьи). По украинскому поверью, мошки, комары, мухи завелись из пепла; согласно южно-славянским легендам, блохи, мухи Нива — идиограмма плодородия 5 глава и комары произошли из искр от змеиного удара хвостом по углям, блохи — из горсти земли, из праха либо пепла змеи, вши — из пыли, пепла, из крови змеи.

У всех славян всераспространены представления о насекомых как виде души: в виде мухи, бабочки, муравья, жучка душа покидает человеческое тело Нива — идиограмма плодородия 5 глава во время сна; в особенности колдуньи, в виде мухи либо бабочки она вылетает из умирающего и посещает родной дом после погибели; светлячков воспринимают как души людей, с душами живых членов семьи отождествляют зимующих в доме мух.

Многообразны ритуально-магические методы изведения насекомых у восточных славян. Нередко пойманного таракана хоронили, считая Нива — идиограмма плодородия 5 глава, что другие пойдут за ним следом. Сажали его в лапоть либо клали в «гробик» из репы либо ореховой скорлупы и везли на ниточке на кладбище, там закапывали и ставили крестик. Время от времени привязывали таракана нитью за лапку и тащили на кладбище, когда туда везли мертвеца. По Нива — идиограмма плодородия 5 глава пути голосили: «Забери, голубчик, всех собственных братиков, сестричек да мою хату мне очисть». Таракана кидали в могилу, когда в нее опускали мертвеца. Клопов спроваживали на «тот свет», подкладывая в гроб мертвецу и приговаривая: «Куды гроб, туды клоп». Разыгрывали похороны блохи с мухой, посаженных в огурец: наряжались попом, кадили смолой, голосили, стучали в Нива — идиограмма плодородия 5 глава косы, изображая колокольный гул, всей деревней провожая «мертвецов» на кладбище. Закапывая блоху, причитали: «Попрыгунья-блошка, подогни ножки, перестань скакать, пора ложиться помирать».

В неких местах таракана всей семьей волочили из дома на нити через плечо и погоняли хворостиной: «Нейдет, пойдет… Ухнем!» Тянули за ниточку через дорогу под Нива — идиограмма плодородия 5 глава пение свадебной песни о том, как везут жену с богатым приданым в новый дом. В денек св. Тимофея Прусского (10 июня) выволакивали на двор в лапте пару прусаков и секли лапоть с опасностью: «Убирайтесь, прусаки, не то побьют вас мужчины!» Выносили на коромысле 2-ух тараканов к реке, приговаривая: «Пошли Нива — идиограмма плодородия 5 глава, поехали, живы покойники», а потом кидали в воду. Время от времени тараканов кидали вослед выгоняемому стаду, веря, что все тараканы уйдут за стадом в поле.

От насекомых избавлялись также методом передачи либо подкидывания кому-либо. Неприметно приносили тараканов соседям, в сенях читали комплот: «Сорок тараканов, 40 1-ый таракан — вся свора их, идите к Нива — идиограмма плодородия 5 глава другу такому-то, а в нашей избе чтоб не слышно, не видно — духу не было. Аминь, аминь, аминь». Клопов кидали священнику в спину со словами: «Куда поп, туда и клоп», тайком клали ему в шапку либо под седло лошадки, говоря: «Попы, попки, возьмите наши клопы».

В заговенье Рождественского Нива — идиограмма плодородия 5 глава поста одна дама обегала вокруг дома верхом на кочерге и стучала в дверь, а другая выходила к ней верхом на помеле. 1-ая спрашивала: «Чем заговелись?» — «Хлебом-солью». — «А клопы чем заговелись?» — «Клоп клопа съел». На Новый год открывали настежь дверь и выгоняли из хаты тараканов старенькым веником: просили их идти Нива — идиограмма плодородия 5 глава поколядовать к соседям. Сверчков отсылали «к Месяцу на свадьбу», разъезжая по хате верхом на клюке с распущенными волосами. Мух изгоняли по окончании жатвы, высылая на небеса за снегом: «Черные мухи из хаты, белоснежные в хату».

От тараканов избавлялись только «бескровным» методом. Лупить и давить их, в особенности Нива — идиограмма плодородия 5 глава темных, числилось грехом, так как темные тараканы в доме предсказывают достояние и счастье. Их даже приносили с собой при переезде в новый дом и прикармливали по огромным праздничкам, потому что верили, что благодаря черным тараканам лучше будет «вестись» скот. Когда тараканы покидали дом сами, считали это предвестьем пожара либо Нива — идиограмма плодородия 5 глава погибели кого-нибудь из домашних. Роль домашнего покровителя приписывалась и другим насекомым. В Полесье веруют, что паук приносит в дом достояние и благополучие, именуют его «хозяином». У поляков воспрещалось убивать пауков в хлеву, по другому скот будет высыхать. По поверьям чехов, поляков, украинцев, присутствие в доме стрекочущего сверчка сулит Нива — идиограмма плодородия 5 глава счастье и средства. Неплохой приметой считали также возникновение в доме муравьев.

Бабочка

Воплощение души . В различных районах Рф при виде бабочки либо мотылька молвят: «Вот чья-то душка летает». Время от времени их и именуют душами либо душечками. По поверью поляков, душа умирающего покидает тело в виде бабочки. Родопские болгары веруют Нива — идиограмма плодородия 5 глава, что душа погибшего в виде бабочки либо мухи посещает родной дом на сороковой денек после погибели. Представление о бабочке как о душе погибшего порождает поверье о ней как предвестнице погибели, а время от времени и виде погибели. У белорусов говорят, как в один прекрасный момент древняя дама посиживала Нива — идиограмма плодородия 5 глава вечерком у раскрытого окна и ей на рукав села влетевшая в окно ночная бабочка «Смерцічка ты мая», — нежно произнесла дама. В ту же ночь она скончалась.

По поверью болгар, сербов и хорватов, душа колдуньи во время сна покидает ее тело в виде бабочки. Такая бабочка может ночами душить спящих людей и Нива — идиограмма плодородия 5 глава сосать их кровь, как вурдалак.

В ряде всевозможных случаев поверье о душе колдуньи в виде бабочки трансформируется в поверье о самой колдунье, принимающей вид бабочки, либо в поверье о бабочке как слуге либо ассистентке колдуньи, выполняющей ее волю. У южных славян ночную бабочку нередко именуют «ведьмой». Сербы время от Нива — идиограмма плодородия 5 глава времени специально мучат и увечат ночную бабочку, в какой лицезреют обращенную колдунью, с тем чтоб на утро опознать в ком-нибудь колдунью по ожогам и ранам на теле. Ночной бабочке, залетевшей в дом, подпаливают крылья и отпускают со словами: «Приди завтра, дам для тебя соли». И если на Нива — идиограмма плодородия 5 глава последующий денек кто-либо придет попросить соли, то его отождествляют с той злой душой, которая в виде бабочка прилетала в дом. Болгары веруют, что колдунья напускает на скотину огромных пестрых бабочек, которые садятся на скотин либо на овец, ползают по ним и отбирают у их молоко. На Юрьев денек большая Нива — идиограмма плодородия 5 глава бабочка ведьмы-магесницы, летая по полям, способна отобрать и сбор жита (то же в состоянии сделать и сама колдунья), потому рано с утра в сей день на ниве выжинают крест. Согласно поверью, огромную черную бабочку, посылаемую колдуньей воровать молоко у овец, колдунья выводит волшебным методом из огромного яичка. Ср. образы Нива — идиограмма плодородия 5 глава зооморфных домовых духов, приносящих собственному хозяину-колдуну достояние, которых создают на свет из петушиного либо другого необыкновенного яичка.

У западных славян ночную бабочку соотносят с другим бесом — «морой» либо «зморой», мучающей людей ночами. По поверью поляков, вид ночной бабочки воспринимает «змора» — соседка в виде бабочки либо комара Нива — идиограмма плодородия 5 глава в полночь просачивается в дом через оконные щели и, садясь на спящих, налегает на грудь, давит, душит их. Способность душить спящих нередко приписывается и неким другим животным и демонам, в особенности лягушке и домовому.

Некие приметы связаны с первыми вешними бабочками. В Полесье считают, что если весной появится Нива — идиограмма плодородия 5 глава много бардовых либо желтоватых бабочек, то будет сухое лето и много меда, а если белоснежных — влажное лето и богатство молока. В Моравии символика цвета бабочек другая: если узреешь весной первую бабочку белоснежную, то умрешь в дальнейшем году, а если красноватую — будешь жить (по другим поверьям, будут болеть глаза). В Нива — идиограмма плодородия 5 глава Болгарии веруют, что у человека будет белоснежное либо красноватое лицо зависимо от того, какого цвета будет 1-ая увиденная им весной бабочка — белоснежной либо красноватой. Белорусы Витебской губернии гадали по полету первых вешних бабочек: чем выше они летают, тем выше вырастет лен.

Муравьи

Муравьи почитались у славян эмблемой домовитости. Заберутся ночкой под Нива — идиограмма плодородия 5 глава оставленный на земле древесный кружок — означает, место счастливое, можно на нем строить дом.

РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР

Деревья

В древнерусских монументах XI–XVII вв. сообщается о поклонении язычников «рощениям» и «древесам», о молениях под ними («рощением… жряху»). О существовании у славян в древности священных рощ упоминает в «Чешской хронике» Козьма Пражский (XII Нива — идиограмма плодородия 5 глава в.); о священных рощах полабских славян докладывает германский священник и миссионер из Гольштейна Гельмольд (XII в.), написавший «Славянскую хронику». Судя по подробным описаниям схожих мест, избранных для свершения культовых обрядов и сохранившихся где-то на Российском Севере («кусты»), в белорусском Полесье («прощи») и у болгар, сначала XX в. это были, обычно, обнесенные Нива — идиограмма плодородия 5 глава оградой участки леса. В этих местах почитание деревьев объединилось с элементами христианского культа.

Снутри рощи находилась какая-нибудь святыня — дерево, часовня, крест и др. Рощи числились заповедными: там не рубили деревьев, не собирали хворост. В деньки престольных праздничков там совершались крестные ходы.

К категории почитаемых и священных относились и Нива — идиограмма плодородия 5 глава отдельные деревья, в особенности старенькые, сиротливо растущие в поле либо поблизости лечебных источников, также такие, с которыми связано явление чудотворных икон. К этим деревьям приходили люди, чтоб избавиться от заболеваний, сглаза, бесплодия и др. Они приносили дары и жертвы (вывешивали на деревьях полотенца, одежку, лоскутки), молились, прикасались к деревьям Нива — идиограмма плодородия 5 глава. Через дупла и расщелины таких деревьев пролезали нездоровые, вроде бы оставляя за пределами этого отверстия свои заболевания.

Для мифопоэтического сознания славян типично последовательное сближение дерева и храма как священных мест, где совершались ритуалы. Об этом свидетельствуют бессчетные предания, легенды и апокрифические рассказы о постройке церквей поблизости почитаемых деревьев Нива — идиограмма плодородия 5 глава, также о деревьях, посаженных на месте прежней церкви: в Житии Адриана Пошехонского рассказывается, к примеру, о расчудесных целительных свойствах рябины, посаженной на могиле святого, на месте, где ранее стояла церковь.

В одном сербском предании повествуется о священной сосне: когда эту сосну сломала буря, ее как местную святыню расположили Нива — идиограмма плодородия 5 глава за иконостас в церкви.

Поляки вешали на старенькые почитаемые деревья кресты, образки и др.

Поблизости священных деревьев совершались разные ритуалы. У южных славян практиковался обычай венчать юных вокруг дерева (либо предварять этим действием церковный ритуал венчания). У сербов, болгар и македонцев многие ритуалы и торжества проходили у «записа Нива — идиограмма плодородия 5 глава» — священного дерева (обычно — дуба либо плодового дерева), на коре которого был вырезан крест. В праздничек, во время обхода полей с крестным ходом, священник с прихожанами совершал тут молебен от града и засухи; тут же устраивали торжественные трапезы, закалывали жертвенных животных, жгли костры на масленицу; поблизости «записа» освящали воду, крестили деток, давали Нива — идиограмма плодородия 5 глава клятвы, устраивали суды и т. п. Каждый год «запис» освящали и причащали, обновляя на нем крест и закладывая под кору ладан.

При отсутствии священника старенькому дереву лесного орешника можно было даже «исповедаться»: став на колени и обхватив его руками, человек каялся в грехах, просил у дерева прощения.

Дубы, вязы и Нива — идиограмма плодородия 5 глава другие большие деревья относились к заповедным. Воспрещалось рубить их и вообщем наносить дереву какой-нибудь вред: нарушение этих запретов приводило к погибели человека, мору скота, неурожаю. Такие деревья, согласно поверьям, оберегали людей от бед, также числились покровителями окружностей: сел, домов, колодцев, озер, охраняли от града, пожаров, стихийных Нива — идиограмма плодородия 5 глава бедствий.

В славянской мифологии и фольклоре известен образ дерева, являющий собой центр мироздания: «На море, на Океане, на полуострове Кургане стоит дуб, под тем дубом кровать, на кровати лежит девушка, змеина сестрица, я к ней прихожу, жалобу приношу на казюлей, на ужей». Такое дерево соотнесено со всеми 3-мя Нива — идиограмма плодородия 5 глава мирами (подземным, земным и верхним — небесным) и соединяет их (со. Мировое Древо). В древесных корнях обитают змеи и нечистые духи (Бузина), а верхушка связывается с Богом, небом, солнцем и птицами (верба). Известен, а именно, сказочный сюжет о дереве, по которому человек попадает на небо. В восточнославянском фольклоре он представлен притчами — небывальщинами Нива — идиограмма плодородия 5 глава о дурачине, забирающемся на небо по дубу и удивляющемся чудесам, которые он там увидел (скотины дешевы, а комары дороги и т. п.). Согласно поверьям, дерево — это тот путь, по которому осенью змеи уходят в вырей. Дерево, связывающее земной и подземный миры, бытует и в западнославянских мифологических рассказах о Нива — идиограмма плодородия 5 глава подмененных демонами детях: чтоб возвратить для себя отпрыска, дама относит подменыша под какое-нибудь дерево, а позднее конфискует оттуда собственного малыша. На дерево забрасывали (либо относили к нему) вещи, от которых необходимо было избавиться — выслать на «тот свет» (предметы, бывшие в соприкосновении с мертвецом, старенькые свадебные атрибуты и т Нива — идиограмма плодородия 5 глава. п.): (ср. обычаи спаливать, закапывать, пускать по воде эти предметы).

Дерево воспринималось как метафора дороги, как путь, по которому можно достигнуть загробного мира. Это общий мотив славянских поверий и обрядов, связанных со гибелью: «уйти в кокорье», «глядець у дуба», «дубеть», «дуба дать» и др. в значении «умереть, умирать». Существовали поминальные игры Нива — идиограмма плодородия 5 глава, имитирующие лазание по стволу, поверья о русалках (погибших девицах либо детях), спускающихся с деревьев на землю на Троицкой неделе и по окончании ее этим же методом возвращающихся на «тот свет» (береза).

Свойственны представления о посмертном переходе души человека в дерево. Так, белорусы считали, что в каждом скрипучем Нива — идиограмма плодородия 5 глава дереве томится душа погибшего, которая просит прохожих помолиться за нее; если после таковой молитвы человек уснет под деревом, ему приснится душа, которая скажет, как издавна и за какие грехи она заточена в это дерево. Сербы считали, что душа человека находит успокоение в дереве, растущем на его могиле; человек Нива — идиограмма плодородия 5 глава, сорвавший с кладбищенского дерева ветку либо плод, причиняет душе неописуемые мучения, и она преследует такового человека ночами, истязает его бессонницей и т. п. С кругом этих поверий связаны славянские баллады о заклятых людях, преобразованных в дерево: «Ты стань, сноха, там рябиною… Отростками — малы детушки», о деревьях, выросших на могилах невинно Нива — идиограмма плодородия 5 глава гонимых влюбленных (баллада «Василий и Софья»: «На Василье вырастало кипарисно дерево. На Софее вырастала золота верба. Они вкупе вершечками свивалися и вкупе листочками слипалися»), также сказки о расчудесной дудочке, которую сделали из дерева, выросшего на могиле убитого, и которая поведала о злодеянии. Эти фольклорные сюжеты относятся, обычно, к людям, погибшим либо Нива — идиограмма плодородия 5 глава погибшим юными, ранее отведенного им срока; их прерванная жизнь вроде бы стремится к продолжению в других формах.

В базе многих поверий и обрядов лежат представления о тесноватой связи меж человеком и деревом, о соотнесенности их судеб и актуальных шагов. А именно, существовали запреты рубить определенные породы деревьев, обусловленные Нива — идиограмма плодородия 5 глава верой в то, что дерево, как и человек, должно умереть само: «Топором рябину нельзя сечь — пока не засохнет сама своею смертью». Дерево (как и растение вообщем) соотносится с человеком по наружным признакам: ствол соответствует туловищу, ветки — рукам либо «детям», сок — крови и т. п. Есть «мужские» и «женские Нива — идиограмма плодородия 5 глава» деревья (ср. «береза» — «березун», «дубица» — «дуб») и по форме (у «березы» ветки распускаются в сторону, у «березуна» — ввысь). При рождении малыша для него сажают дерево, веря, что ребенок будет расти так же, как развивается дерево. Соответственно высохшие либо вывороченные с корнем деревья предсказывают человеку погибель. Совместно с тем в Нива — идиограмма плодородия 5 глава неких поверьях рост дерева вызывает истощение человека и приводит к его смерти. У восточных славян не разрешалось сажать у домов большие деревья (дуб, каштан, ель), потому что числилось, что если дерево перерастет посадившего его человека, то он умрет, а если перерастет дом — то умрет владелец либо погибнет вся семья. У Нива — идиограмма плодородия 5 глава южных славян воспрещалось сажать орешник, потому что верили, что как его ствол сравняется по толщине с шейкой человека, его посадившего, либо орешек даст 1-ые плоды, человек умрет.

Дерево плотно сплетено с областью демонологии. Дерево — это место обитания разных мифологических персонажей: русалки, к примеру, живут на березах; черт посиживает в корнях Нива — идиограмма плодородия 5 глава бузины либо в дуплистой вербе; вилы и самодивы — на огромных раскидистых деревьях, ветвями которых играют. Нередко бесы живут в колющихся кустарниках (боярышник — это дерево вилы) и в окаянных деревьях (ср. черт в осине). В быличках, рассказывающих О сборищах ведьм, устраиваемых в купальскую ночь, шабаш обычно происходит на Нива — идиограмма плодородия 5 глава горе либо на дереве. Под такими деревьями нельзя спать, разламывать их ветки и т. п., по другому бесы накажут человека, нашлют на него заболевания и несчастья. Более же известен запрет стоять под деревом во время грозы, так как громовержец (Перун, Бог, Илья), преследуя прячущегося под деревом змея, черта и Нива — идиограмма плодородия 5 глава другую нечистую силу, может поразить и само дерево, и стоящего под ним человека.

Деревьям отводится приметное место в славянской календарной и домашней обрядности (ср. ряженые в зелень, троицкие ритуалы с березой, свадебное дерево и др.), ритуальной практике и народной медицине славян (ср. обычай «переносить» на дерево разные заболевания, см Нива — идиограмма плодородия 5 глава. Бузина, Осина, Рябина).

Мировое Древо Жизни

О им волы природы очень многочисленны и многогранны. Нет такового знака, который бы означал саму природу. Зато ей посвящено достаточно много волшебных символов. Это, сначала, природа магическая. Потому начнем с знаков Мирового Древа (Древа).

Мировое Древо (у скандинавов — ясень Иггдасиль) — «ось мира», оно Нива — идиограмма плодородия 5 глава держит на для себя все миры. В кроне расположился мир Прави. У ствола — Явь, в корнях, там, где ютится Мировой Змей Юша, — Навь. Шаман, будучи в трансе, может совершить путешествие по этим мирам.

Отголосок старого мифа о Мировом Древе мы лицезреем в притче про магический боб, там старик выращивает магическую бобовую Нива — идиограмма плодородия 5 глава лозу до самого неба и забирается по ней на облака.

Образ дерева — одно из величайших изобретений населения земли. Появился он издавна и обусловил структуру всех мифологических систем. Благодаря Мировому Древу человек увидел мир как единое целое и себя в этом мире как его частичку… Дерево вошло в Нива — идиограмма плодородия 5 глава нашу генетическую память, в сферу безотчетного. Как обосновывают психологи, на определенном шаге развития детской психики оно дает знать о для себя как вошедший в плоть и кровь первичный образ: если ребенок много отрисовывают, то в его рисунках преобладает дерево. Некие психологи считают, что это и есть Мировое Древо, Дерево Жизни — место встречи Нива — идиограмма плодородия 5 глава человека со Вселенной, их общий знак — знак всякого целого, составленного из частей, база хоть какого языка с его ветвящимися фразами, мысль, пронизывающая поэзию, живопись, архитектуру, любые игры, хореографию, социальные, экономические и даже психологические структуры.

На него, как на ось, стали нанизываться все элементы мира: от определенных Нива — идиограмма плодородия 5 глава богов и животных до отвлеченных понятий вроде временных категорий. Вертикальная структура Мирового Древа складывалась из 3-х частей, либо уровней: нижнего (корешки), среднего (ствол) и верхнего (ветки). Так сформировались в воображении старых главные галлактические зоны, а с ними и сдвоенные противоположности: земля — небо, земля — преисподняя, огнь (сухое) — влага (влажное), прошедшее — истинное, истинное Нива — идиограмма плодородия 5 глава — будущее, денек — ночь. Эти пары перемешались в структуре древа с троичными единствами: прошедшее — истинное — будущее; праотцы — современники — потомки; три части тела: голова — туловище — ноги; три стихии: огнь — вода — земля. Пары и тройки обхватывали самые различные формы жизни. Люди постигали связь противоположностей, сущность всякого развития.

Мировое Древо — база для упорядочения мышления Нива — идиограмма плодородия 5 глава, памяти, восприятия. Образы наружного и внутреннего мира нанизываются на этот ствол, и сейчас их можно выразить в знаковых системах — в словах, числах, формулах, изображениях. Дерево с его 3-мя уровнями схематизируется в сознании, и вот уже появляются абстракции и знаки. Рядом с лошадьми и пчелами возникает солнечное колесо, вписанный в Нива — идиограмма плодородия 5 глава круг восьмиконечный крест. Этот знак мы встречаем и в православных церквях, и в тибетских храмах.

К каждой из 3-х частей Дерева относились определенные существа. Вверху, на ветвях, изображали птиц, в центре, у ствола — копытных (оленей, лосей, скотин, лошадок), время от времени человека и пчел, а у Нива — идиограмма плодородия 5 глава корней — змей, лягушек, рыб и бобров. Бог восседал на самой вершине древа. Время от времени он вступал в битву со змеем либо драконом и высвобождал похищенный ими скот. Дерево, символизировавшее зачатие и плодородие, изображали на дамских одеждах.


nizhegorodskie-novosti-moskovskaya-pressa-regionalnaya-pressa.html
nizhegorodskij-kreml-referat.html
nizhegorodskoe-telegrafnoe-agentstvo-nta-01022010-deputati-dumi-nnovgoroda-i-zaksobraniya-v-2009-godu-perechislili-strahovie-vznosi-za-62-detej-sirot.html